Ашшур – бог ассирийцев – повелитель Вселенной. Этика ассирийцев. Лимарев В.Н. Авторский сайт Лимарева В.Н.

Ашшур – бог ассирийцев – повелитель Вселенной. Этика ассирийцев.

Царь Ашшур и его покровитель бог Ашшур.  Эрмитаж. Фото Лимарева В.Н.

Ашшур был городом, где находилось главное святилище ассирийцев. Ассирийское государство называла себя «алум Ашшур», община Ашшур.

Ашшур – повелитель вселенной, отец богов,  был главным богов ассирийцев. Главным жрецом бога Ашшур был сам царь.

Роль главного культового центра Ашшура играла высокая ступенчатая башня-зиккурат. К ней примыкала огромная пристройка, тянувшаяся до самого берега Тифа. Здесь хранились священные барки, на которые в праздник Нового года во время торжественных процессий переносили изображения богов из храмов Ашшура. Для этой цели от берега Тигра до храмов была проложена тщательно вымощенная парадная «Дорога процессий». На барках боги покидали город, чтобы через несколько дней снова вернуться в свои святилища.

Перед городскими воротами располагался Новогодний храм, посвященный Ашшуру, до которого доходила процессия верующих. Его бронзовые ворота украшала фигура Ашшура, идущего на битву против богини зла Тиамат. Этот храм строился и украшался на протяжении жизни нескольких поколений вплоть до падения Ассирийской державы.

 

В Ашшуре, подобно многим другим цивилизациям Месопотамии, существовал древний культ быка-пахаря. Именно бык стал символом Ассирии. Из шкуры ритуально умерщвленного черного быка изготовлялся ритуальный бубен. Священного быка убивали для того, чтобы он передал бубну свое могущество и силу, после чего мясо быка поедали жрецы. Смена кожи на бубне также сопровождалась сложными ритуалами, подробные описания которых сохранились на дошедших до нас клинописных табличках.

В местном пантеоне присутствовала  богиня Иштар. Именно ей было посвящено самое древнее святилище города, которое, очевидно, существовало уже с самого начала ассирийской истории.

Изображения этой богини — обычно в виде обнаженной женщины с косами, ниспадающими на грудь, — часто попадались археологам на земле Ашшура.

Крылатое ассирийское божество. Эрмитаж. Фото Лимарева В.Н.

«Во главе ассирийского пантеона стоял древний племенной бог — Ашшур, объявленный царем богов. Двенадцать «великих богов», сохранивших свои вавилонские имена, почитались повсеместно, но ни один из них, даже главный бог Вавилона — Мардук, по мнению ассирийских жрецов, не мог претендовать на верховную власть над вселенной. Это право принадлежало только Ашшуру. При перечислении богов, помогающих ассирийскому царю в борьбе с врагами, Ашшур, как правило, выдвигается на первое место. Супругой Ашшура считалась шумерская богиня Нинлиль или вавилонская Иштар. Впрочем, это не та Иштар, которая почиталась в Уруке или Вавилоне, а ее местное воплощение. Иштар, в свою очередь, раздвоилась, воплотившись в двух богинь, покровительниц разных ассирийских центров: Иштар Ниневийскую и Иштар Арбельскую.

 

Жрецы учили, что боги создали человека для своих надобностей. Он должен поддерживать богов, услаждать их существование, одаряя драгоценностями, богатыми одеждами, устраивая для них пиры в храмах, конечно при посредничестве жрецов. Любимой «пищей богов» было мясо, плоды и всевозможные напитки. Во время пира для их ублаготворения полагалось жечь ладан и благовонные травы.

Жертв приносилось множество: повседневных и праздничных, благодарственных и молитвенных. Животное, предназначенное в жертву и осмотренное жрецами, убивали каждый раз в соответствии с особым обрядом.

Жертвы приносились не только воображаемым высшим существам. В жертвенном пиру принимали участие и люди. Богу или богине полагалась, конечно, лучшая доля, но все остальное поедалось верующими, причем львиная часть доставалась жрецам. Жертвоприношения сопровождались молитвами.

Ассирийские и вавилонские жрецы выработали целую систему правил, которым должны были следовать люди, чтобы обеспечить себе помощь и защиту богов. Все эти моральные концепции получили форму религиозных предписаний или запретов.

Несчастья, выпадающие на долю человека, объявлялись наказанием за грехи. Избавиться от божьей кары можно было лишь путем искреннего покаяния и искупления греха добрыми делами.

Ассиро-вавилонские жрецы составляли списки добрых и злых поступков, предлагая кающемуся припомнить, что он сделал недозволенного и какие благочестивые дела не удосужился совершить.

В одном из этих текстов жрец вопрошает богов, желая узнать, за что они гневаются на неудачника, подавленного болезнями и скорбями. Вполне естественно, что особенно подчеркивается момент возможного пренебрежения к богам.

Разве он презрел своего бога?
Разве он презрел свою богиню?
Не знает ли он за собой греха против бога?
Не знает ли он за собой проступка против богини?
Разве он оскорбил бога?
Разве он пренебрег богиней?

Хотя жрец-моралист и выражает свои мысли в общей форме, но иногда у него прорывается нечто такое, что позволяет понять, какие действия, наносимые богам, особенно оскорбительны.

Может быть, он обещал что-либо и не исполнил?
Может быть, он забыл почтить имя бога своего подарком?
Может быть, он посвятил, обещал и удержал у себя?

Таким образом, жрецы не забывали напомнить, что боги не прощают недостаточно щедрых верующих, нарушающих свои обеты.

Наряду с этим видное место занимали в списке грехов деяния, подрывающие устои патриархальной семьи.

Разве он рассорил отца с сыном?
Разве он рассорил сына с отцом?
Разве он рассорил мать с дочерью?
Разве он рассорил дочь с матерью?
Разве он рассорил свекровь со снохой?
Разве он рассорил сноху со свекровью?
Разве он рассорил брата с братом?

Особенно осуждается ненависть к старшему брату и непочтительное отношение к старшей сестре, что характерно для патриархальной семьи, в которой установлена внутрисемейная иерархия.

Злодеянием считалось также разрушение соседской общины, подрыв ее единства. Всякий, говорящий дурное о своем городе или селении, считался грешником. В обстановке усиливающегося имущественного расслоения разбогатевшие и привилегированные члены сельской общины стремились присвоить себе наделы обездоленных, особенно вдов и сирот. Это нарушение общинных традиций осуждалось в следующих словах:

Разве притеснил он слабую?
Разве изгнал он ее на глазах жителей поселения?

Страшным грехом считалось пролитие крови ближнего, захват его дома и прелюбодеяние.

Призывы к умеренности и великодушию перемежались с резким осуждением людей, «говорящих мятежные речи».

Таким образом, ассиро-вавилонские проповедники выступали на страже семьи, общины, государства и собственности, освящая основы классовой морали авторитетом религии».

(Д.Ч. Садаев. «История древней Ассирии».)

  • главная