Лимарев В.Н. Книги писателя Лимарева В.Н.

 

Истоки и духовный центр геоэтноса дравиды.

 

В 3тыс. до н.э. эры дравидские племена  обосновались в Индии.

 

 

В начале третьего тысячелетия до н.э. в долине реки Инд появились дравиды пришельцы с северо- запада, родина их предков была, вероятно, Средняя Азия, точней территорий расположенные к юго-востоку от Каспийского моря.

Реконструируя события далекого прошлого можно предположить, что очередной этновзрыв в Средней Азии вызвал волну эмигрантов  двинувшихся осваивать новые земли на юго-востоке. 

Этновзрыв произошел в  3 тыс. до н.э.

В течение 28-23 века до н.э. дравиды  продвинулись до южной оконечности Индии. В это время в центральных и южных районах Индии проживало темнокожее население, стоящее на более низком уровне развития, чем пришельцы.

Дравидам, стоящим на более высокой ступени развития удалось создать мощную организованную структуру власти, организовать вооруженные отряды, при помощи которых ими было покорено местное население. Покорение местного населения сопровождалось его порабощением. Пришельцы создавали укрепленные цитадели в различных районах реки Инд и заставляли подчиниться местных жителей, превратив их в людей второго сорта. Так родился прообраз кастового общества.

Приход в Индию дравидов  дало толчок к развитию   Хараппской цивилизации.  (3000 г до н.э. по 1801 г до н.э.)

В государстве было четкое разделение между завоевателями и местным населением. Есть основание утверждать, что не было единовластия, и светскими делами в государстве управлял выбранный совет, утвержденный высшей духовной властью.

Исследования ученых фактически подтверждают то, что родиной дравидов является современная Туркмениия и Узбекистан, север Ирана и Ирака, Афганистан.  

 

 

Обратимся к выдержкам из работ исследователей народа дравида:

И. И. Пейрос, В. А. Шнирельман.

«В ПОИСКАХ ПРАРОДИНЫ ДРАВИДОВ (ЛИНГВОАРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ)»

(Вестник древней истории. - М., 1992. - № 1.)

Согласно ностратической теории, дравидийская семья языков входит в состав ностратической макросемьи. которая включает также ряд других языковых семей Старого Света: картвельскую, индоевропейскую, уральскую и алтайскую. Есть некоторые основания локализовать прародину этой макросемьи на Ближнем Востоке и связывать начало дивергенции отдельных ностратических семей с процессами, наблюдаемыми в этом регионе в эпоху мезолита.

Возможность эламо-дравидийского языкового родства, которую достаточно убедительно, по нашему мнению, показал Д. Макальпин, также подтверждает западное происхождение дравидийских языков. Эламо-дравидийское единство должно было распасться где-то на Среднем Востоке не позднее V-IV тыс. до н.э. Лишь после этого дравидийские языки могли начать движение в Южную Азию.

К концу II тыс. до н.э. дравидийские языки были уже широко представлены в Индии, о чем свидетельствуют дравидо-индийские языковые контакты.

Таким образом, все известные лингвистические данные позволяют говорить о передвижении дравидийских языков и, скорее всего, дравидийских народов в Южную Азию с запада в период с IV по II тыс. до н.э.

Сказанному не противоречат и археологические данные, свидетельствующие о распространении неолитических и энеолитических культур по той же территории и в том же направлении. На этом основании некоторые археологи  уже высказывали соображения о том, что определенные энеолитические культуры Среднего Востока могли быть созданы древними дравидами.

Поэтому в поисках прародины центрально-южных дравидов мы будем в большей мере полагаться на данные о знакомстве древних носителей языка с местной флорой, что позволяет говорить о несколько более узкой, хотя все же достаточно обширной территории.

Пшеница и ячмень проникли в Южную Азию из районов Среднего Востока, где их разведение находилось в прямой зависимости от зимних осадков. В современной Индии пшеницу и ячмень также разводят только в зоне зимних дождей, ограниченной на юге долиной р. Кришны. Следовательно, земледельческое освоение Южной Индии требовало значительного изменения состава культурных растений; оно могло происходить только в условиях выращивания культурных растений летнего вегетационного цикла, приспособленных к летним дождям.

 

Помимо земледелия, центрально-южные дравиды занимались и скотоводством, о чем говорят восстанавливаемые три названия для крупного рогатого скота,  причем одно из них, видимо, связано с буйволом, и название для свиньи. Кроме того, они, безусловно, знали мелкий рогатый скот и собак, названия для которых реконструируются на общедравидском уровне. Весь этот список практически полностью соответствует палеозоологической информации о скотоводстве в северо-западных районах Южной Азии в III-II тыс. до н.э.

 

С дравидийскими языками сближают и язык эламитян, создавших древнейшую, наряду с шумерской и египетской, цивилизацию планеты (древний Элам — это нынешний Хузистан, область на границе между Ираном и Ираком). По мнению профессора И. М. Дьяконова, «племена, по языку родственные эламитянам и дравидам, в IV–III тысячелетиях до н. э., а может быть и позже, были распространены по всему Ирану

Но, что самое интересное, именно с, помощью дравидийских корней убедительней всего объясняются слова языка, на котором говорили древнейшие жители долины Тигра и Евфрата, предшественники шумеров, которых именуют протошумерами (т. е. первошумерами) или убаидцами — по наименованию холма Уль-Убейд (или Эль-Обайд).

 

Андронов М.С.

«Дравидийские языки»

 

«Генетические связи дравидийских языков с другими во многом спорны. Наиболее убедительна гипотеза об их родстве с уральскими языками (финно-угорскими и самодийскими). Следует отметить, что до сих пор прародина дравидов окончательно не установлена (останки дравидоидов эпохи верхнего палеолита были обнаружены в Воронежской области России и на территории Египта, относящиеся к дофараонскому периоду). Установлено родство эламского языка (государство Элам существовало в 3-1 тыс. до н.э. в южной части Иранского нагорья) и языка Хараппской цивилизации с дравидскими языками.

 

 

Подведем итоги.

 

В соответствии этограммой:

  • Ветви геоэтносов (этносграмма).

  • Последовательность развития этновзрыва: Арарта-Анау-Дравиды. (этносграмма).

     

     

    Американского исследователя культуры Анау  ученый  Рафаэль Помпелли считает, что в древнем Анау произошел демографический взрыв, и недостаток воды вынудил местное население мигрировать. Волна миграции прошлась вдоль реки Теджен, в бассейне реки  зародилась впоследствии древняя страна Маргуш.

    Река Теджен, берущая начало в горах Афганистана, никуда не впадает, она теряется в  песках Туркмении. Протекает она и по территории Ирана и по территории Афганистана.

    Как пишет Рафаэль Помпелли, продвижения народа анау происходило   по побережью реки,  из песков в Туркмении к её истоком.

    Как я предполагаю, что после того, как древний народ обосновался на новом места, сохранив свои культурные традиции, он дал начало новому этновзрыву дравиды.

    Дравиды, в свою очередь, размножившись, стали продвигаться уже из Афганистана в Индию.



  • главная